Крест

Что за рой вьётся над церквушкой, старой туклукской церкви греческих времён?
Наверно это души погибших в святую ночь Рождества! Ещё не знали в Крыму Темир – Аксака, но слух о храмом дьяволе добежал до Тавра, и поднялся в долине неистовый страх перед надвигающейся грозой.

Плакали женщины, беспокойно жалились к матерям дети и задумывались старики и знали они, когда набегает волна - не удержаться песчинке. Болела душа у отца Петра, благочестивый старец, не носивший зла на сердце, молился усердно за спасение душ.

Успокаивал священнослужитель малодушных и учил мириться с волей божью, как бы не было тяжело под час испытаний. Потихоньку шли дни, приближалось рождество, которое с особым торжеством встречали греки в Туклуке. По домам готовились библейки, выпекалась василопита, хлеб святого Василия с деньгой, которая должна достаться счастливейшему в Новом году.

Лучше, чем когда-либо, поднялся хлеб Зефиры, двадцатилетней дочери Петра, мечтала девушка, чтобы вложенная в хлеб монета досталась юноше, которого ждала она из Сугдеи (Судак). Только не было его, так как он обещал вернуться. Стало смеркаться, зазвучало церковное било (колокол) вечерним призывом, а юноши всё не было. Склонив в печали голову, стояла в церкви Зефира, слушая молитвы отца. И казалось ей, что никогда так отец не читал молитвы, как в эту ночь.

Словно из недр души, где человеческое существо готово соприкоснуться с божественным откровением, исходило его слово.
Каждый молился, кто как мог. Смолкнул священник, прислушался. С улицы доносился странный шум. Насторожились прихожане. Большинство пытались покинуть церковь. Никто не мог разобраться, что делается на площади, только доносились дикие крики, конский топот и бряцание оружием, проклятие раненых.
Побледнел, как смерть отец Пётр. Сбылось то, что поведал ему пророческий сон.

- Стойте, - крикнув он обезумевшей толпе. – И слушайте! Бог послал нам тяжкое испытание. Пришли нечистые. Давайте вспомним первых христиан и примем смерть, если она пришла, как подобает христианам. В алтарь под крестом, находится подземелье. Я впущу туда детей и женщин. Все не смогут уместиться, пусть хоть спасутся они. Священнослужитель сдвинул престол и стал пускать детей и женщин по очереди.
- А ты сказал он, своей дочери.
- Я при тебе отец.
Благословил её взором отец, подняв высоко крест, пошёл к выходу из церкви. На площади происходила свалка городской стражи с чагатаями Темура.
С зажженной свечой в одной руке с крестом в другой, в парчовой ризе, стоял отец Пётр на пороге церкви, ожидавший принять удар.
И когда почувствовал его, благословил всех.
И упал священник, обливаясь кровью, прикрыв собой поверженную на пороге дочь.

Слилась их кровь и осталась навсегда на ступеньках церкви. И сейчас если посетить эту древнею церквушку, и господь осенит вас, можно увидеть следы святой крови, пролитой праведными людьми когда-то, в ночь рождества.

В сторону Судака находится небольшая деревня Токлук. На холме при въезде в деревню, стоит небольшая древняя церквушка святого Ильи, очень чтимая местным населением. На каменной плите порога показывают следы крови, пролитой в ночь рождества.
В универсальном описание Крыма ( ст.251); В.Х.Кондараки, приводит легенду, об убиении мусульманами священника при захвате Феодосии русскими войсками.
Василопита
– хлеб в честь св. Василия, начинённый пережаренной мукой, маслом с мёдом.
Нашествие Темура с чагатаями,
на Персию и Русь - относится к 1390 годам.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...


Также интересно почитать:

Подпишитесь на новости блога
Ваш e-mail: